Знакомства тверь светлана махомет

Untitled Document

знакомства тверь светлана махомет

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ Апенько Светлана Николаевна, доктор автор только останавливается на знакомстве китайских читателей с их сюжетом. И. В. Карташовой. Тверь, С E. V. Kirichuk, Omsk State University named after F. M. . If the mountain will not come to Mahomet, Mahomet must come to the. Светлана Бессолицина · @tamaragawrilowa .. ИНСТАГРАМ. ПОЛЕЗНЫЕ ЗНАКОМСТВА Торты,Макаронс,Зефир ТВЕРЬ .. лена мовлик(махомет). от турскаго султана Махомета втораго»; «Книга историография початия Знакомство с языком газеты показывает, что заимствование из русского Светлана Бауло «Кладбище одиноких сердец», Дмитрий Бочаров «Снег «Мир нот» М., «Ноты» Тверь, «Орфей» Челябинск, «Муза» Рязань и др.).

Уваров в г.

  • Макс Протасов
  • НЕЗАВИСИМЫЙ РУССКИЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ
  • НАУКА О ЧЕЛОВЕКЕ: ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Нельзя не заметить, что именно вместе с эпохой осознания понятия всемирной литературы русская литература становится мировым явлением, выходит далеко за национальные пределы, она превращается в художественный и нравственный фактор мирового значения: Европа в том числе Россия открывала для себя литературы Востока на сто-сто пятьдесят лет ранее, чем Восток открывал для себя во всей полноте европейские литературы.

Рехо пишет в этой связи: Достаточно вспомнить, как еще в конце XIX. Впрочем, наверное, не следует эти слова Линь Шу простодушно принимать за чистую монету, вполне возможно, что он лукавил во спасение и такие высказывания служили лишь обоснованием деятельности переводчика, вынужденного перед лицом сурового осуждения со стороны конфуцианцев, в руках которых была тогда власть и влияние в деспотическом государстве, повторять оценки, близкие официально принятым.

Заметим, однако, что для конфуцианца те сочинения, которые не передавали дао начертанный Небом Путь, ценности не представляли. Следствием этого были суждения, о которых говорит отечественный японист К. Никулин Японии сочинения европейских авторов называли не иначе как "варварскими".

Турецкий литературовед и переводчик Раиф Неджет, выступивший в начале XX. В русском востоковедении с давних пор, начиная с трудов В. Конрада и ряда других ученых, существует устойчивая традиция научного внимания и осмысления процесса ознакомления с русской литературой в странах Востока, перевода русских авторов на восточные языки, освоения русской литературы на Востоке. Эту работу ведут и русисты, и востоковеды, нередко в научном содружестве.

Причем востоковеды стараются воспользоваться своими знаниями восточных языков, источников на этих языках, в том числе древних и средневековых, достижениями отечественной и зарубежной ориенталистики. На этом пути уже сделано немало: Данный сборник продолжение указанного направления исследований с целью выявления эстетического вклада Востока, его культуры, литературы, фольклора в творчество русских писателей, исторической роли взаимодействия западных и восточных литератур.

Особенностью сборника является сосредоточенность на исследовании прозаических произведений русской литературы вто- 6 9 Введение рой половины XVIII начала XX века. При этом выделяются два тематических цикла. Первый цикл посвящен проблеме понимания русскими писателями и литераторами произведений восточных литератур, а также и фольклора, включения их в русское сознание, творческого освоения восточного литературного и фольклорного наследия. Во втором цикле рассматриваются проблемы освоения русскими писателями восточной тематики действительности стран Востока, причем в центре исследовательского внимания авторов книги находятся реалистические произведения русской прозы.

Впрочем, это мнение может быть оспорено, тем не менее, оно показательно. Русская литература остро нуждалась в творческих импульсах и чутко их воспринимала, в том числе и то, что шло из Китая, хотя и через посредничество Европы.

Причем происходит также творческое освоение китайской повествовательной традиции, что убедительно показано автором статьи на примере литературной деятельности писателя и востоковеда О. Сенковского, знавшего языки народов Ближнего Востока и с увлечением изучавшего китайский. Рифтиным рассматриваются также переложения и адаптации, чрезвычайно характерные для раннего периода такого процесса. Интересные новые результаты принесло исследование П.

#1: Сайты знакомств. Стоит ли регистрироваться после 40?

Гринцера, посвященное раннему этапу в истории русскоиндийских литературных связей и, в частности, переводу драмы Калидасы, которую переводчик Н. Гринцером, позволяет говорить об усвоении русским писателем некоторых сторон творческого опыта древнеиндийского драматурга.

Речь идет об особенно близком Н. Карамзин, который решительно отвергал вольное обращение с подлинниками, бытовавшее тогда, различные переделки, добавления и другие изменения оригинала, так формулировал свою точку зрения еще в г.: Впрочем, пусть рассуждают о сем могущие рассуждать о сем справедливо. К проблемам перевода художественной литературы не раз обращались русские классики. Рехо в своей статье дает тонкий анализ этой знаменательной встречи двух мыслителей России и Китая.

Речь идет о концентрации и сосредоточенности сознания на идеале вместо суетного вмешательства в повседневность, отрицании всякого насилия и войн, смирении ради любви и сострадания к ближнему, ради мира между людьми и их счастья. Я просто ее буду переводить с английского, французского, немецкогохотя это будет далеко от подлинного текста.

В своей статье З. Намитокова в продолжение и развитие этих разысканий изучает вопрос о том, что было известно о священной книге ислама русскому образованному обществу во времена Пушкина. Гарин-Михайловский, тогда уже прославленный писатель. Никулин воспользовался благодатным материалом для того, чтобы предпринять попытку выявления принципов и концептуальных основ, которыми писатель руководствовался при собирании корейских сказок, легенд, быличек, а также изустно бытовавших средневековых повестей в том числе и знаменитой истории Чхун Хян.

Гарин-Михайловский путешествовал по Корее тогда, когда обнаружился глубокий кризис конфуцианства идеологической основы общества в странах дальневосточного культурного ареала, что нашло отражение в его путевых дневниках и в фольклорных записках.

В статьях сборника, образующих второй цикл, помещены исследования, в которых анализируется процесс освещения русской литературой XIX начала XX. Никулин в своей статье стремится найти психологическую основу восприятия русским обществом и, разумеется, прежде всего русским писателем, Востока, воспринимаемого им как конкретная данность и лишенная в его глазах налета экзотики: Константин Станюкович оказался во Вьетнаме в драматический период истории его народа, когда французские колонизато- 9 12 Н.

Следует отдать справедливость русским писателям: Важен вывод о том, что открытие арабского мира, в данном случае Египта XIX. Сложность отношения к исламу в России, которое является отражением вражды двух соперничающих империй, показана в статье К. Данилевского и сосредоточивает внимание на взглядах Ф. У Достоевского проводится идея единения славян на этот раз в борьбе против иноземной и иноверческой опасностикоторая в дальнейшем общественном развитии временами ослабевает и возникает вновь на новых витках истории.

Гончарова, которому посвящена статья А. Путевые очерки великого писателя, проникнутые доброжелательным стремлением понять иное, даже такое закрытое общество, каким была Япония эпохи господства сегунов Токугава, тем более ценны, что были написаны незадолго, всего за полтора десятилетия до революции Мэйдзи Как показывает автор, открытие Гончаровым Японии происходило через восприятие красоты этой страны, обнаружение черт сходства в проявлениях человечности, признание функционально необходимыми и естественными обычаев, привычек, нравов, мод нашего дальневосточного соседа.

И, наконец, своеобразная концепция культурно-исторических взаимоотношений Запада и Востока рассматривается в статье В. Несомненно, что освоение русскими писателями новой для них восточной тематики имело своим следствием также и эстетическое обогащение русской литературы, в буквальном и переносном смысле раздвинувшей свои горизонты. Литература Алъкаева, Алькаева Л.

Русская классика и японская литература. Речь президента императорской Академии наук, попечителя Санктпетербургского учебного округа в торжественном собрании Главного педагогического института 22 марта г. Скачкова [Скачков, ; Скачков, ], а также в более поздней библиографии русских переводов китайской классической литературы И. Вместе с тем исследование ранних переводов дает возможность приоткрыть первую страницу в истории взаимосвязей русской и китайской литератур.

Известный английский поэт, новеллист, эссеист Оливер Гольдсмит с 24 мая г. Гольдсмит явно подражал другому английскому литератору Горацию Уолполу Horace Wolpoleопубликовавшему в г. У Уолпола Гольдсмит заимствовал даже имя вымышленного китайского философа, прибавив ему явно некитайское имя Атанги.

Российский журнал быстро опубликовал перевод одного из писем Гольдсмита, фактически одновременно с выпущенным в 12 15 Русские переводы китайской литературы в XVIII первой половине XIX.

Том 5. Багровый остров (fb2)

Однако, российский журнал мало интересовала критика английских нравов и восхваление китайского общества. В России только-только начинают появляться переводы произведений Вольтера, идеализирующих китайские порядки, русских издателей заинтересовала переданная английским писателем история из китайской жизни.

Это повесть о философе IV. Чжуан-цзы, который во время прогулки увидел женщину в траурной одежде, обмахивающую веером свежую могилу.

На его недоуменный вопрос женщина ответила, что умирая, муж сказал ей, что она может выйти снова замуж не раньше, чем высохнет земля на его могиле. Земля сохнет очень медленно, поэтому она и машет веером.

Вернувшись домой, философ решил испытать верность своей жены и притворился мертвым. Жена тотчас же завела роман с его учеником.

Когда тот занемог и выяснилось, что вылечить его можно только, дав отведать мозг живого или недавно умершего человека, женщина пошла с топором к гробу мужа, чтобы раскроить его череп. Чжуан-цзы поднялся из гроба, и стало ясно, что это хитрость, придуманная им, чтобы испытать верность жены. Гольдсмит мог позаимствовать этот сюжет из известного четырехтомного описания географии, истории, политики Китая, принадлежащего французскому иезуиту дю Гальду [Du Hald, ].

Четырехтомник был издан в Париже в г. Не совсем ясно, почему Гольдсмит перенес действие из Китая в Корею Гаоли и изменил имя жены философа. Довольно точно следуя сюжету повести, Гольдсмит, однако, изменил ее конец, в оригинале явно связанный с даосизмом: Чжуан-цзы сжигает дом и гроб с телом покончившей с собой от стыда жены, уходит скитаться повсюду и никогда больше не женится, а после встречи с Лао-цзы становится бессмертным духом.

У Гольдсмита же развязка совсем иная, после кончины жены философ тут же женится вновь, то есть получается, что супруги стоят друг друга. Через 20 лет, в г. Книга содержит еще три европейских скорее всего, испанских повести в переводе с французского.

Переводчик явно 13 16 Б. Рифтин основывается на французском переводе в труде дю Гальда, отбросив введение и начав перевод непосредственно с самой встречи философа с вдовой, обмахивавшей веером могилу мужа. Думается, что значителен сам факт публикации средневековой китайской повести вместе с европейскими повестями обычно произведения восточных авторов рассматривались как экзотика, несовместимая с европейскими произведениями. К сожалению, мы не знаем, чем руководствовался в данном случае переводчик, так как в книге отсутствует предисловие, но известно, что одна из испанских?

Речь в ней идет о юноше, который бросает свою любимую жену ради приехавшей в город гречанки, то есть описывает уже не женскую, а мужскую неверность.

Солдат уходит, чтобы проверить на месте ли труп повешенного преступника, который он должен был охранять, и в ужасе обнаруживает, что труп похищен. Тогда женщина идет с ним на кладбище, спускается в могилу мужа, помогает вытащить его труп и повесить вместо преступника.

Узнав, что у того были выбиты два передних зуба, она берет камень и выбивает зубы у трупа мужа. Сравните с попыткой жены Чжуан-цзы раскроить череп мужа, чтобы достать для любимого мозг. Солдат спасен от наказания, и они могут спокойно провести вместе ночь [Новеллы, ,1, ]. Оба повествования, однако, отличаются принципиально разной концовкой: Через три года после выхода этой небольшой книги, в г. Перевод повести осуществлен с английского.

В примечании к русскому переводу, однако, говорится об английской переводчице китайской повести, что заставляет предполагать наличие еще какого-то перевода этой истории, неучтенного в библиографии М.

Скачкова, в г. Однако, в отличие от переведенных повестей перед нами не подлинное китайское произведение, а псевдокитайская повесть, передающая диалог некоего китайца с европейцем, причем лейтмотивом этого диалога служит рассуждение о том, что жизнь в настоящее время не такая хорошая, как в былые времена.

При этом каждый ссылается на реалии своей жизни. Скачкова и значится как переводное китайское произведение [Скачков,]. Это написанная европейским автором вымышленная история о китайском императоре Чин-фане императора с таким именем не былокоторый хочет найти истинного мудреца. Но все те, которых ему рекомендуют, на поверку оказываются не заслужившими такой высокой оценки.

Среди сорока тысяч ученых столицы не находится ни одного достойного. Император обнаруживает такого человека лишь в глухой провинции, куда отправляется, переодевшись простолюдином. Эта повесть напоминает китайские повествования о путешествиях императоров инкогнито, например, роман о путешествии императора Цянь-лунанаписанный, правда, позже этой европейской повести, судя по написанию имен героев, скорее всего переведенной с французского.

знакомства тверь светлана махомет

В этом же, г. Это, видимо, перевод с английского, но оригинал нам установить не удалось. Действие в этой истории отнесено ко времени китайского мифического государя Яо, когда будто бы 15 18 Б. Рифтин жили два друга Цзян? Власти схватили, однако, невинного и приговорили его к смертной казни. Услышав об этом, Цзян тотчас же помчался к месту казни и принял вину на. Узнав о поступке преданного друга, Фан, который и совершил преступление, явился и заявил о своем злодеянии.

Когда известие об этом дошло до государя, он повелел дать Цзяну высокий чиновничий пост, а Фана помиловать. Потом Ян покончил с собой, чтобы помочь душе друга на том свете победить душу похороненного поблизости древнего героя-мстителя. Но все-таки, скорее всего, московский журнал вновь познакомил русского читателя с образцом псевдокитайской повести в библиографии Скачкова она опять же отнесена к подлинным произведениям китайской литературы [Скачков,].

Как справедливо отметил И. Лисевич, обнаруживший эту публикацию, незафиксированную ни в одной из библиографий по Китаю, это первый художественный перевод с китайского языка, опубликованный в России.

Причем переводчик старался дать не подстрочный, а именно художественный, но достаточно точный, перевод народной лирической песни, герой или героиня которой, видя летящих в небе одиноких гусей, грустит, думая о своем одиночестве. Это первая, причем весьма удачная попытка перевода с китайского поэтического произведения, к сожалению, не нашедшая тогда непосредственного продолжения. Во всяком случае, наиболее раннее сохранившееся издание ориентировочно датируется годами Шуньчжи [Оцука Худэтака,75].

Автором перевода был калмык А. Владыкин, отличный знаток маньчжурского языка, знавший также и китайский язык. К сожалению, этот перевод так и остался в рукописи, он хранится в Рукописном отделе Санкт-Петербургского отделения Института востоковедения РАН, где хранится и уникальная рукопись маньчжурского перевода этого романа, которой, видимо, и пользовался Владыкин.

Одновременно с подлинно китайскими произведениями к читателю приходили и псевдокитайские произведения, написанные европейскими авторами, но воспринимавшиеся читателями явно как оригинальные китайские повести. Так, например, в г. Анонимный переводчик сократил зачин повести и усек некоторые детали, несколько изменив отдельные подробности в оригинале, например, герой-мошенник говорит, что он должен похоронить свою мать, а в переводе почему-то отца.

Рифтин Так как переводы этой повести на европейские языки, судя по каталогу М. Дэвидсон, появились лишь в х гг. По сведениям, приводимым китайской исследовательницей Ван Ли-на, первое японское переложение этой повести, принадлежащее знаменитому романисту Бакину, появилось в гг.

К сожалению, ни названия рукописи, ни имени переводчика журнал не указывает. Английский перевод этой повести появился лишь в г. Другой сюжет история об учителе Фэй-гуне, который, возвращаясь домой после нескольких лет службы, увидел плачущую женщину и, узнав, что она хочет продать себя в рабство, чтобы на вырученные деньги выкупить проданного ранее в домашние работы мужа, отдал ей все заработанные деньги.

Когда он вернулся к семье, то нашел дома страшную нищету. И только потом Небо вознаградило его за проявленную щедрость. История эта тоже напоминает китайскую средневековую народную повесть, но источник ее нам найти не удалось. Издатели русских журналов пристально следили за переводами китайской литературы, появляющимися на Западе. Не успела в г. К переводу дано такое пространное пояснение. Для нас русских сие издание Ремюзы занимательно совсем по другому отношению. Китайские сказки имеют большое сходство с нашими простонародными сказками: Это, по-видимому, первый случай оценки в России китайской повести именно с художественной точки зрения.

Отметим, кстати, что этот перевод стилистически выполнен лучше предыдущих, и несмотря на то, что он сделан с французского языка-посредника, в нем сохранены некоторые особенности средневековой китайской повести. Как сказано в журнале, переводы выполнены А. Владыкиным с китайского и маньчжурского языков. Упоминавшийся выше Антон Владыкин, первый переводчик романа, жил в Пе- 19 22 Б. Рифтин тербурге, но умер в г. Есть ли она комедия нравов или комедия о нэпе?

Мы на это ответим отрицательно. Сердцевина пьесы в другом. Пошлость, разврат и преступление являются тем жутким треугольником, который замыкает в себе персонажей этой пьесы. Этот треугольник и есть тот прицел, по которому должен бить театр. Причем по такой цели бить неуверенно и мягко нельзя, иначе это будет неприятное и общественно вредное сюсюканье на очень больную тему.

Поэтому резец театра, которым он работает эту тему, должен быть крепким и острым… Булгаков недоумевал: Булгаков слушал и все более недоумевал и возмущался тому, что так односторонне режиссер раскрывает сложный замысел его пьесы. Да, образы должны толковаться сообразно профессиональному признаку… Да, актер должен исчерпывающе вникнуть в текст, понять сложные характеры персонажей и разобраться в их поступках в ходе пьесы.

Прав, конечно, режиссер и в том, что всякая неясность в толковании образов будет противоречить творческому ее замыслу, а значит, и не достигнет своей цели и постановка спектакля. Это группа действующих лиц положительна тем, что через нее зритель разряжается в своем чувстве протеста.

А Булгаков был просто возмущен: Разве мои персонажи только лишь отрицательны? Разве Аллу я написал без сочувствия и сострадания? Алла — молодая женщина из хорошей семьи. Конечно, ни служить, ни работать не. Но… воспитанна и умна. Только ли в них отрицательное?! Или начинали рассказывать друг другу биографию Аметистова, каждый раз придумывая что-то новое. И, наконец, решили, что Аметистов — незаконнорожденный сын великого князя и кафешантанной певицы. Все это, конечно, сопровождалось неистощимым юмором, поиском красок жизненной достоверности, потому что оба понимали, какие богатые возможности для актера предоставляет литературная канва пьесы.

И Булгаков был совершенно спокоен за Аметистова: Рубен Симонов играл того, кого он изобразил: Ведь в основе пьесы — реальные эпизоды жизни, которыми были переполнены сообщения газет. Вот, например, недавно милиция раскрыла карточный притон, а днем это была обыкновенная пошивочная мастерская во главе с обаятельной Зоей Буяльской… А как раскрыли? А что там могло произойти? Что обратило на себя внимание милиции? Они сменили только внешнюю форму, приспособились к новым условиям и стали извлекать выгоду из новой действительности… По-прежнему наверху жизни иной раз действуют пронырливые, верткие дельцы под личиной добропорядочных людей.

Годы нэпа предоставили им благоприятную почву для своих махинаций ради иной жизни.

Евгения Раковская

Вот и Зойка с графом Обольяниновым задумали сбежать из Советского Союза, сбежать не просто так, а с деньгами. Зойка открывает пошивочную мастерскую, нанимает манекенщиц, администратора. Пусть дело поставлено на широкую ногу, но ей нужен миллион, а честным путем в пошивочной таких денег не заработаешь. И начинается погоня за миллионом… Каждое из действующих лиц стремится к тому, что жизнь дать ему не может… А так хочется добиться цели, добиться любыми средствами, чаще всего аморальными.

Но выглядеть все должно благопристойно. Начинается игра, у каждого своя роль, каждый перестает быть самим собой и играет заданную ему роль, вживаясь в чуждые ему формы жизни. Вот крупный советский служащий Гусь, которому мастерская обязана своим существованием, приходит к Зое. Он знает, чем она занимается, Зоя знает, чего он хочет.

Но разговор ведут в формах благопристойности. И весь их диалог построен так, что каждый из них говорит одно, а думает другое. Такое противоречие между внешним и внутренним и стало движущей силой комедии. Вот уж поистине — словами можно лгать, вводить в заблуждение относительно истинных своих намерений… Он пришел сюда развлекаться, но он женат, а хочет выглядеть благопристойным. И не только Зоя, но и директор-распорядитель Аметистов, аферист и ловкач, тоже превосходно понимает ситуацию и начинает демонстрировать ему манекенщиц — какая больше подойдет такому богатому и влиятельному гостю, который платит большие деньги за посещение… Но как сделать, чтобы поверили в то, что происходит на сцене, ведь это из ряда вон выходящий случай жизни, ее искривление, искажение нормальных форм… И Булгакову приходит замечательная мысль… Вот эта погоня за деньгами, жажда наживы — это как бы мираж для некоторых персонажей, они все живут как бы в полусне.

И этот мотив полусна, полубреда, где все предстает в каком-то зыбком, тревожном, призрачном свете, проходит через всю пьесу. Граф Обольянинов действует как автомат, как запрограммированное существо, он ходит, разговаривает, играет в представлении отведенную ему роль, его сознание окутано каким-то туманом, но в минуты внезапного озарения у него вырываются тоскующие слова: Аметистов пытается вернуть его к современности, но ничего у него не получается.

Булгаков представил графа строго одетым, во фраке, корректным, вежливым, снисходительным, благородным, знающим себе цену. Аметистов пытается его развеселить, вывести из строгой задумчивости и недовольства этим юрким и беспокойным миром, где постоянно нужно заниматься не тем, чем хочется.

Обольянинов и Аметистов никак не могут найти общего языка.

знакомства тверь светлана махомет

В этом фальшивом мире самой колоритной фигурой, пожалуй, является Аметистов, враль, болтун, гениальный пройдоха, самый бессовестный перевертыш и приспособленец. Он не хочет быть самим. Он постоянно придумывает себе биографию. Разным людям он говорит прямо противоположное: Лжет он беззастенчиво, но и бескорыстно.

Выдумывать свою биографию — это у него от артистизма, от игры, которая у него, так сказать, в крови. Зойка уговаривает его не врать и не говорить по-французски.

Зойка не понимает его характера. Вранье — это его натура. Он в мыслях своих бывал и в Шанхае, и при дворе, и в Париже. Он тоже мечтает выбраться отсюда. Она не понимает, что он не может отказаться от выдуманного им мира: Зойка же несколько прямолинейна, правдива.

Она что думает, то и говорит. И вот всему приходит конец, катастрофа, которую все предчувствовали, но боялись в этом признаться. Дом — обыкновенный московский особнячок, каких в городе тысячи тысяч; в них когда-то жили и принимали гостей хозяева, а в глубинку или на антресоли отправляли детей — кто побогаче — с гувернантками, кто победней — с няньками. Спали мы в синей комнате, жили — в желтой. Кухня была общая, без газа: Белозерскаярешили, не выдержав московской сутолоки, поехать на юг, в Мисхор, но и здесь, прожив всего лишь месяц, разочарованные, вернулись в Москву.

А лето было в самом разгаре, и столько планов осталось неисполненными. Встретились с Николаем Николаевичем Ляминым, одним из ближайших друзей Булгаковых, и он рассказал им, что живет в Крюкове, на даче Понсовых… Булгаковы поехали посмотреть дачу и остались довольны.

Вскоре они уже жили на даче Понсовых, у которых было пятеро детей, теннисная площадка, а кругом — лес с грибами. Так что можно было отдыхать, а главное — работать Михаилу Афанасьевичу. Это имело свою прелесть, например, на случай неурочного застолья. Так оно и было: В это лето бывало много гостей на даче Понсовых, добрых и хлебосольных хозяев. Женя, Всеволод Вербицкий, Рубен Симонов, в ту пору тонкий и очень подвижный. Отбивая мяч, он высоко, по-козлиному поднимал ногу и рассыпчато смеялся.

Лида одна из дочерей Понсовых. Часто слышался голос Лидуни: Белозерской о повседневных буднях на даче Понсовых в Крюкове. Секрет долгой жизни этих воспоминаний заключается в необыкновенно доброжелательной атмосфере тех дней. Существовала как бы порука взаимной симпатии и взаимного доверия. Как хорошо, когда каждый каждому желает только добра!. Летом года Алексей Попов, находясь на отдыхе в селе Зубриловке Саратовской губернии, сообщает Булгакову: Пишет Вам Ваш злейший враг, ненавидимый Вами режиссер.

Весной перед отъездом моим из Москвы Вы меня надули, обещая позвонить мне или зайти в студию, чтобы показать выверенный Вами экземпляр помните наш уговор у окна?!

Я уехал на 4 дня позднее обещанного, но так Вас и не дождался, а адреса Вашего не мог вспомнить. Умоляю, в интересах дела, в интересах успеха спектакля и пьесы свести ее к 3 актам. Одним словом, я целиком согласен с проектом переделки, предложенным советом студии и еще к этому прибавил бы следующее: Эта комбинация сохранила бы нам обе картины.

В подробном ответе на эти требования переделок Булгаков категоричен и даже резок: Письмо Ваше от 16 июля получил… По-видимому, происходит недоразумение: Ответьте мне, пожалуйста, Вы — режиссер, как можно 4-актную пьесу превратить в 3-актную?!

Кончается демонстрацией по плану Вашего Совета. Куда я, автор, дену китайцев, муровцев, тоску и. Невозможно ее превратить в 3-актную. Новую трехактную пьесу я писать не. Я болен во 1-хпереутомлен во 2-хв 3-х же, публика, видевшая репетиции, совершенно справедливо говорит мне: В 4-х, я полагал, что будет так: Но она не ставит! Ей не до постановок!

У нее есть масса других дел: Ставить же, очевидно, буду я! Но у меня нет театра! Но вовсе не затем, чтобы устроить три акта. Я сейчас испытываю головные боли, очень больной задерганный и затравленный сижу над переделкой. Затем, чтобы убрать сцену в МУРе. Затем, чтобы переносить кутеж в 4-й акт. Я не нанимался решать головоломки для студии. Одна возня с кутежом может довести до белого каления изволь писать новый текст для 4-го акта и для 3-го!! В одном мы сходимся: О вялости этих сцен мне говорить неудобно.

Не смею спорить, ведь я — автор. Но, увы, публика спорит за меня… Зрители: Зачем Вы их слушаете? Сцена Аллы-Зои очень хороша, но они совершенно никак ее не сыграли! Они не переварили нисколько Вашего текста! Я еще молчу о том, что у меня безжалостно вышибали лучшие фразы из текста: Понижение к концу пьесы? А публика квалифицированная, отборная, лучшая — театральная! Стало быть, незачем и переделывать. И готовлю ряд сюрпризов.

Не 3 акта будет, а как было 4.

знакомства тверь светлана махомет

Но Газолин будет увеличен, кутеж будет в 4-м акте, МУРа сцены с аппаратами не. В голове теперь форменная чертовщина! Что мне делать с Аллилуйей? Где будет награждение червонцами? Просто я написал 4-актную, а не 3-актную. Я бы рад и 2 акта сделать, но не делается. Или мы будем ее переделывать до года? Но сколько бы мы ни переделывали, я не могу заставить актрис и актеров играть ту Аллу, которую я написал.

Ту Зойку, которую я придумал. Того Аллилуйю, которого я сочинил. Это Вы, Алексей Дмитриевич, должны сделать. Я надеюсь, что Вы не будете на меня в претензии за некоторую растрепанность этого письма. Я очень спешу оказия в Москвуя переутомлен. Если она выйдет хуже 1-й, да ляжет ответственность на нас всех Совет в первую очередь! Пишу Вам без всякого стискивания зубов.

В Москве я часто бываю. Публиковалось по автографу в книге: Россия — любовь. Здравствуйте, уважаемый Михаил Афанасьевич! Большое письмо Ваше получил и очень сожалею, что переутомление, нервность, а главное, Ваше недоверие к театру, в который Вы отдали пьесу, мешает деловой и продуктивной работе. Результат этого недоверия — то, что Вы видите злую волю совета в том, что он напряженнейшим образом работает над пьесой и привлекает Вас к этой работе.

В своем недоверии и раздражении Вы доходите до того, что сомневаетесь в том, что мы хотим ставить Вашу пьесу. И при чем здесь год?! Может быть, они труднее?

Макс Протасов - Поиск людей

И требуют большего мастерства от актеров и режиссера? У нас не может быть желания угробить автора, ибо тем самым мы угробливаем. Газолина, третьестепенную фигуру, увеличивать преступно.

Ну, желаю Вам по возможности поправиться на даче. Если Вы мне черкнете вкратце о переделках и последовательно их изложите, то я был бы Вам благодарен. Я здесь до 20—22 августа. В августе же все. Силы студии свежи, Вы — режиссер и остры и напористы совершенно искрение это говорю. И столковаться очень. Что касается Совета, то он, по-видимому, непогрешим.

Я же, грешный человек, могу ошибиться, поэтому с величайшим вниманием отношусь ко всему, что исходит от Вас. Надеюсь, что ни дискуссии, ни войны, ни мешанина нам не грозят. Я не менее Студии желаю хорошего результата, а не гроба!

И вот в доказательство сводка того, над чем я сейчас сижу: Да разве я не соображаю, что, когда нужно сжимать и оттачивать пьесу, речи быть не может о раздувании 2-го персонажа?

Я просто думал, что Вы поймете меня с полуслова. Дело вот в чем: На вас же работаю, на Совет! На поднятие финального акта. Фокстрот на сцене и.

Но вот в чем дело: Я уже примерял, комбинировал, писал, зачеркивал продуктивная работа, Алексей Дмитриевич. Гостей нужно удалить Роббер, Мертвое тело после награждения червонцами, и тогда уже тоскующему неудовлетворенному Гусю Аметистов подает Аллу как сюрприз. На закуску, так сказать. Мифическую личность из пьесы вон! Берут Аллилую, всех уводят, квартира угасает. Завтра машинистка уже начнет переписывать 1-й и 2-й акты.

При всем моем добром желании впихнуть события в 3 акта, не понимаю, как это сделать. Формула пьесы, поймите, четырехчленна! Во всяком случае, поднятия последних актов мы добьемся. У актера и режиссера голова пухнуть не будет у меня она уже лопнула. Просит извинить за небрежность письма: И вот тут начались мучения. Да и по своим идеологическим убеждениям они, Попов и Булгаков, были разными, если не враждебными… Н.

Свою трудовую жизнь он начал чертежником в конторе Рязано-Уральской железной дороги. Убеждения мои коммунистичны до крайности. Я буду грустен и убит, если произойдет переворот… Я дошел до того, что не могу себе представить честного и объективного интеллигента, который хотел бы победы Колчака, Деникина или союзников, этих авторов Версальского мира… Я бы хотел служить человечеству, но это возможно будет через лет, когда будет царство социализма, а сейчас нам, слугам господствующего класса, приходится служить тому классу, который берет власть, и я предпочитаю служить классу пролетариата, потому что этот класс ведет к раскрепощению людей, потому что этот класс, победив противника, убьет его и тем самым прекратит всякую возможность борьбы, а если победит класс угнетателей, то он не убьет своего врага, потому что ему это невыгодно, а поработит его и тем самым создаст причину новых и новых потрясений и битв.

В своих творческих поисках он склоняется к масштабным, героическим фигурам, к сценическому романтизму. Образ главной героини повести привлек его яркостью и обаянием; в этой простой женщине, изломанной сиротством и грязью повседневной женской доли, Попов увидел высокую страстность цельной натуры, ум, красоту, женское обаяние и душевную чистоту.

Все тот же Луначарский, который с такой неприязнью отрицавший героев Булгакова, писал: Строгим и целомудренным художником называет биограф Н. В книге отзывов появилась запись: Артисты, видимо, способнейшие люди; может быть, не так много у них искусства, как у артистов МХАТ, но жизненности, кипучей жизненности у них. В общем, хорошо, даже великолепно. И не только Сталин, но и другие члены правительства и партии побывали на спектакле и высоко отозвались.

Зоркая входила в противоречие со стилевой манерой драматурга, требующей большего богатства красок в изображении смены настроений, оттенков, тонов и обертонов. Персонажи Булгакова — это обычные, нормальные люди, сбившиеся с пути во время революционной бури, когда ураганный ветер смел все привычные устои быта и ничего нового и устойчивого еще не сформировал для. Летом года первый раз перестроили театральный зал: